Жизнь крымских татар на Крымском полуострове

В начале октября Миссия ООН по наблюдению за соблюдением прав человека в Украине призвала Россию выполнить решение Международного уголовного суда, включая отказ от «сохранения или введения ограничений на крымских татар». Как и в сегодняшнем оккупированном Крыму, «ограничения» прав крымских татар «отменяются», сообщает LB.ua в этой статье.

Речь идет не только о запрете представительных органов крымских татар и о поддельных структурах, созданных «по аналогии с медшлисом», но и о более грубых методах угнетения — преследовании, обысках, угрозах и в целом враждебном настроении. Процесс возвращения крымских татар из мест депортации в 1990-х годах только начался. Сегодня репрессивная роль в борьбе с исконным населением вращается в трех направлениях: ссора из-за практики религиозных обычаев мусульман, охота за членами батальона «Аскер», а также неофициальные методы оказания давления на активистов, в данном случае медшлис ,

Протестантские крымские татары

Против бородатых
В конце прошлой недели члены мечети под Симферополем поприветствовали людей с пулеметами после пятничных молитв, поощряемых стволами винтовок бронетехники типа «Тигр». Причина пересмотра: муфтият Крыма не зарегистрировал церковь для этой мечети, назначил имама и не имеет перечня проповедей, которые там читаются.

Было бы преувеличением сказать, что такие события явно выходят за рамки повседневной жизни Крыма. Поиски мечетей, а затем и домов набожных мусульман в Крыму начались практически сразу после оккупации полуострова и регулярно проводятся в различных регионах Крыма. Как это ни печально, но интересы российских войск совпали с интересами муфтия Крыма Эмирали Аблаева, который объявил буквальный «джихад» всем религиозным общинам, которые не хотели с ним работать.

И таких сообществ было немало. В украинской правовой сфере не было никаких запретов на религиозные секты, такие как «Таблиги Джамаат», религиозно-политические движения, такие как «Хизб-ут Тахрир» и другие движения, которые считаются террористическими или экстремистскими в российской правовой сфере. Поэтому после оккупации российский спецназ открыл возможность наивысшего уровня обнаружения террористических групп. Большинство задержанных сегодня крымских татар принадлежат членам Хизб-ут Тахрир.

«Российское законодательство в области экстремизма и терроризма стало инструментом борьбы с диссидентами … Обвинение в терроризме стало инструментом подавления социальной свободы и преследования активистов гражданского общества», — говорит адвокат Эмиль Курбединов в Крыму, который занимается Делами крымских мусульман обвиняют в терроризме.

По словам защитника, в общей сложности 66 человек были арестованы в связи с их религиозными убеждениями, из которых более половины (39 человек) были арестованы только за «террористическую» деятельность в этом году. Прогноз экспертов о том, что число таких событий будет неуклонно расти, кажется полностью оправданным. Для крымских татар, исповедующих свои религиозные обычаи, и даже более того, если они носят бороду (как признак принадлежности к группе «верующих»), предварительное заключение не является единственным риском. Зачастую аресту предшествуют обыски со стуком в двери и переоборудование района вооруженными спецподразделениями в масках. Или упорядочить публикацию какого-либо материала в социальных сетях в то время, когда в Крыму они не имели представления о скорой оккупации. Или арест с целью вербовки, что заставляет согласиться на сотрудничество с ФСБ через пытки.

 

Тюремное заключение за блокаду

В отличие от религиозного преследования, которое фактически началось сразу после оккупации, охота на членов «Аскера» — это новая тенденция в ФСБ в Крыму, как говорят, — стала очевидной только с начала этого года. «Аскер» являются членами военизированного формирования, более известного как Батальон Номан Челебицчичан [Noman Çelebicihan]. Батальон связан с именем Ленура Ильямова, владельца крымскотатарского телеканала ATR (переехал в Киев), а также организатора продовольственной и энергетической блокады полуострова.

Помимо того, что обе блокады оказались столь же востребованными для оккупирующей державы, участников этих акций активно разыскивают и наказывают примером. До настоящего времени три крымских татара, которые были членами батальона Челебихан, а затем вернулись на полуостров, были отправлены на мельницу для сдерживания.