Верный пес ждал своего хозяина два года на взлетной полосе, в дождь и снег

Сын Домогарова снимает фильм об овчарке Пальме по мотивам статьи в «Комсомолке»

Молодой режиссер экранизирует реальную историю овчарки, которая два года жила на аэродроме «Внуково» в ожидании хозяина-пилота
Александру, как дебютанту, пока не дают много денег на фильм - и ради общего блага он решил урезать себе зарплату.Александру, как дебютанту, пока не дают много денег на фильм — и ради общего блага он решил урезать себе зарплату.Фото: Борис КУДРЯВОВ

«Два года ждет». Так называлась статья легендарного журналиста «Комсомольской правды» Юрия Роста, напечатанная в 1976 году. История овчарки Пальмы, которую хозяин оставил перед вылетом на Крайний Север прямо на взлетной полосе аэропорта «Внуково», растрогала страну: «…У человека на собаку билет был, но овчарку в самолет не пустили — не оказалось справки от врача. Человек доказывал что-то, уговаривал… Не уговорил. Тогда во «Внуково» он обнял пса, снял ошейник, пустил на бетон, а сам поднялся по трапу. Овчарка, решив, что ее выпустили погулять, обежала самолет, а когда вернулась на место, трап был убран. …Собака осталась на пустой взлетной полосе. И стала ждать… Жила под открытым небом, на аэродроме. Рядом со взлетной полосой, откуда было видно взлетающие «Илы»… Едва подавали трап, собака приближалась к нему и, остановившись на безопасном от людей расстоянии, ждала».

В редакцию со всего Советского Союза приходили тысячи писем от взволнованных читателей «КП» с вопросом «Что было дальше?». Статью «Комсомолки» перепечатали и мировые СМИ. Полмира хотело узнать, вернулся ли хозяин.

«…Теперь, спустя два года, он, видимо, побоялся осуждения друзей и близких за то давнее расставание с собакой и не решился объявить о себе.

За собакой он не собирался возвращаться, а хотелось идиллического финала. Он и наступил, правда, совсем другой. Сотни людей из разных городов собирались забрать собаку к себе домой, а улетела она в Киев», — рассказал автор.

На основе этой истории сын известного актера Александра Домогарова, тоже Александр, решил снять фильм. К съемкам вот-вот приступят.

— Года три назад отец нашел у кого-то в Фейсбуке эту публикацию, она его задела, и он опубликовал ее у себя на страничке, — рассказывает Александр. — А я увидел. У нас в семье любят собак: у папы две собаки и у мамы две.

— Что о проекте думает автор материала?

— Юрий Рост знает о нашем фильме, и мы скоро с ним встретимся, может, он что-то нам подскажет. Мы нашли товарища-сослуживца того пилота, что кормил Пальму на аэродроме, он рассказал нам интересные подробности. Но из истории мы взяли только самое важное, а главных действующих лиц поменяли. У нас будет рассказ об отце и сыне, а в реальности не было никакого сына. В реальной истории был счастливый финал. У нас тоже будет, но абсолютно другой.

Вот она, овчарка Пальма, на фотографии к очерку Юрия Роста, опубликованному в «Комсомольской правде» в 1976 году.

Вот она, овчарка Пальма, на фотографии к очерку Юрия Роста, опубликованному в «Комсомольской правде» в 1976 году.

— И с бюджетом у вас дела получше?

— Я — режиссер-дебютант, и доверять мне большое количество денег рано.

— Возможно, ваш отец готов поддержать картину материально?

— У него нет такого капитала. Один съемочный день в кино — примерно 1 миллион рублей, если не больше. Чтобы снизить затраты, я отказался от больших гонораров. И вся наша группа сбавила гонорары до минимума.

— А папу вы в своем кино снимете?

— Думаем об этом, отец как раз изъявлял желание. Главное, чтобы ему роль была интересна и время нашлось. Я бы с ним с удовольствием поработал. Он бы помог, если бы согласился сыграть за небольшие деньги. Скидку, надеюсь, сделает.

— Нашли овчарку на роль Пальмы?

— Сниматься будут две или три собаки. В картине «Белый Бим черное ухо» было, к примеру, две. Одна отдыхала, вторая работала. У кого из овчарок будет главная роль, а кто станет дублером, пока не определились.

— Где будете снимать?

— Сейчас ездим по городам России и Белоруссии в поисках сохранившихся советских аэродромов. Во «Внуково» снимать не сможем, аэропорт очень изменился. Ищем и Ил-18, который хоть как-то действует.

— Вы пожить в СССР почти не успели (Александр 1989 года рождения), но хотите снять о нем кино. Почему?

— Я же из последнего поколения, которое застало Советский Союз. Я воспитывался на советском кино. И от родителей слышал про театральную советскую жизнь, про то, как артисты получали зарплату мясом… Но это уже плохой СССР. А тот, глобальный, красивый — некая мечта единой страны, где почти все вызывало гордость.

Статья Юрия Роста о Пальме стала классикой отечественной журналистики. Фото: Евгения ГУСЕВА

Статья Юрия Роста о Пальме стала классикой отечественной журналистики.Фото: ЕВГЕНИЯ ГУСЕВА

ОТ АВТОРА

Собака как государство

Почему эта история о верности не забыта и через 40 лет.

Юрий РОСТ

Ну да! Она охраняет дом, защищает хозяина, хранит верность. У нее и конституция поведения есть, неизменная и выполняемая. Собаке как государству все равно, какой веры человек, богат он или беден, знаменит или безвестен. Она друг человеку и не нападает на него, если не бешеная.

Похоже, похоже на идеальное, то есть нормальное, государство. А нашему уступает. В цинизме, вероломстве и способности быстро и выгодно приспособиться к новому хозяину. Что поделаешь — животное все-таки. Бескорыстно привязывается. И навсегда.

Уже сорок с лишним лет назад, осенью 74-го года, некий человек покинул на взлетном поле Внуковского аэропорта товарища (овчарку)… И улетел.

А она осталась ждать.

Два года зимой и летом, и в дождь, подходила она к трапу прилетавших самолетов Ил-18, на котором убыл ее подданный, и встречала его.

Она соблюдала нравственный закон, хотя человек его нарушил. Не важно. Это был ее закон.

Я написал об этой истории в той еще «Комсомолке». И миллионы читателей у нас и в мире всплакнули над судьбой Пальмы (как ее звали аэродромные работники и пилоты), и тысячи прислали деньги на поддержание жизни собаки, и тысячи хотели улучшить судьбу овчарки, враз ставшей мировой знаменитостью. Очень хотелось присоединиться к истории чужой любви и верности. Похвально.

Между тем эти тьмы сочувствующих драматической жизни и желающих принять в ней немедленное участие могли бы удовлетворить свой гуманизм, обратив взор на жизнь тех, кто окружает их повседневно и нуждается в помощи.

Но там необходимо было поведение, а они готовы были лишь к поступку.

Вскрикнуть-то мы всегда в состоянии. Вскрикнуть и затихнуть до следующей остановки. Не готовы к проявлению чувств на протяжении всего пути.

Посмотрите на собаку, на животное, исполненное достоинства, постоянства и верности. Этому государству с умными глазами мы нужны. А тому, с холодными, зачем? Пальма ждет на аэродроме, а мы бросили ее и боимся вернуться. Вернись, вернись, гражданин, в свою страну — она нуждается в тебе! Не бросай ее на произвол.

Вы, что так переживали, сострадали и надеялись, остановите тех с петлями, крючьями и клетками. Пока можно. Найдитесь, как нашлись Вера Котляревская, терпением и любовью завоевавшая доверие овчарки, аэродромные техники и пилоты, спасшие сорок лет назад собаку — как государство.

Ей-богу, между государством и собакой есть общее: охранять дом, защищать хозяина и не воровать со стола.

источник


[pt_view id=»33e9b440ql»]