Формула Штайнмайера отношения Киева и Москвы

Принятие «формулы Штайнмайера» устанавливает конкретную стратегию в отношениях между Киевом, Москвой и ее спутниками на Донбассе. С проведением выборов до полного вывода войск, амнистии и особого статуса региона Украина рискует стать новой Боснией. Страна без многообещающего будущего, окруженная НАТО и ЕС, но не присоединяющаяся. Давайте уточним, почему Украина не может стать таким же успешным игроком, как Хорватия, застрять во внутренних ссорах на ближайшие десятилетия и какую роль здесь играет религия.

Конфликт на Донбассе ни в коем случае не является уникальным. Да, это война, и да, войны происходят в современном мире. Что касается нас в 1990-х годах, то воспаленный Балкан был как-то далеко, европейцы и американцы так же далеки от наших Иловайска и Дебальцево.

Эти две горячие точки заставили Украину подписать Минск 1 и Минск 2. Легко остановить кровопролитие. Военный перерыв был необходим для перегруппировки и сосредоточения сил для контратаки. Очевидно, никто не хотел серьезно выполнять эти соглашения. Они были необходимы в качестве промежуточного акта между основными файлами. За это время мы должны собрать силы и укрепить вооружение. Предполагалось, что в это время санкции российской экономики нанесут заметный ущерб и заставят Кремль отступить. В идеале Украина начала бы контрнаступление и освободила бы Донбасс, как это было постепенно сделано в середине лета 2014 года.

Это тот вариант, что Хорватия пошла на войну с Сербией. Когда Югославия распалась и Хорватия получила независимость, у Загреба возникли проблемы в регионах, граничащих с Сербией. Они провозгласили свою независимость, и поэтому появилось хорватское ОРДЛО [отдельные круги Донецкой и Луганской областей, — Республика Сербская Краина. Хорваты также подписали соглашение о прекращении огня, но они не предоставили сербам никакого особого статуса, а просто собрали силы, пока не наступило время X. В 1995 году в Загребе началась операция «Штурм», которая завершилась успешным восстановлением контроля над повстанческими районами и изгнанием сербских и сербских военных формирований из границ Хорватии. Конец операции по сей день отмечается хорватами как день победы.

Но соседняя Босния провела другую политику. Там были утверждены федерализация и особый статус сербских регионов. Теперь они имеют право вето и могут блокировать любые европейские и евроатлантические инициативы боснийцев и хорватов, которые в равной степени представлены в Бюро Боснии и Герцеговины. При такой системе взаимного контроля неудивительно, что эта страна стоит на месте.

Конечно, Хорватия не могла справиться с Сербией самостоятельно. Загреб был поддержан западными государствами, не в последнюю очередь из-за религии. Хорваты — католики, им помогали как католическая, так и протестантская страны. Сербам помогла Россия.

Религиозный фактор играет заметную роль. Линия разногласий и конфликтов была именно религиозным знаком. Католические хорваты, православные сербы и мусульманские боснийцы — три стороны конфликта, которые поддерживали три условные цивилизации: западную, православную и исламскую.

Балканские войны — христианский пример столкновения цивилизаций американского политолога Сэмюэля Хантингтона. Суть его в том, что в мире существует девять цивилизаций, основанных на религиозных признаках: западная, православная, исламская, индуистская, буддийская, конфуцианская, латиноамериканская, африканская и японская. В каждой из этих цивилизаций есть государство лидерства, вокруг которого группируются другие. Конфликты между цивилизациями происходят в смешанных государствах боснийского типа.

Эта теория была популярна в конце 1990-х, начале 2000-х, но после этого ее активно критиковали. Однако глобальные события в мире, произошедшие в середине 2010-х годов, сделали их актуальными.

По словам Хантингтона, граница между цивилизациями, в том числе и вдоль Украины, — на Срубч [река на Западной Украине, на границе стирают области Тернополь и Хмельницкий, старая граница между Австро-Венгрией.