Дело о хакерской атаке на крупнейшего российского авиаперевозчика «Аэрофлот»

Заявление генпрокурору написал осужденный айтишиник

Как стало известно “Ъ”, бывший полковник ФСБ Сергей Михайлов, недавно осужденный на 22 года за шпионаж, может стать фигурантом нового уголовного дела. Ключевой свидетель по делу владелец IT-компании Chronopay Павел Врублевский написал генпрокурору Юрию Чайке заявление о том, что бывший чекист в свое время избавил от реальной ответственности программиста Игоря Артимовича, получившего несколько лет назад два с половиной года колонии-поселения за хакерскую атаку на «Аэрофлот», но так и не явившегося для отбытия наказания.

Сведения о том, что Игорь Артимович находится в розыске, содержатся на сайте МВД РФ. Инициатором является московское управление Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН). По данным “Ъ”, господин Артимович так и не появился в колонии-поселении, к содержанию которой он был приговорен в свое время на два с половиной года.

Во ФСИН “Ъ” подтвердили, что господин Артимович был объявлен в розыск 16 января 2014 года. За несколько дней до этого программист «в нарушение действующего законодательства» не явился «в территориальный орган УИС за предписанием о направлении в колонию-поселение», где должен был отбывать наказание. Это предписание вручается в течение десяти дней после получения копии приговора. Номер колонии, куда должен был отправиться программист, во ФСИН не называют.

Затем, как следует из ответа, Игорь Артимович не отреагировал «на направленное ему уведомление о явке за предписанием», вновь не явился в управление ФСИН, а «на многочисленные телефонные звонки сотрудников спецотдела УФСИН он ни разу не ответил», после чего программиста объявили в розыск.

Напомним, что Игорь Артимович вместе со своим братом Дмитрием и владельцем IT-компании Chronopay Павлом Врублевским были основными фигурантами дела о хакерской атаке на сервер «Аэрофлота». Дело было возбуждено в 2011 году, а два года спустя все трое были приговорены Тушинским судом к двум с половиной годам колонии. Их признали виновными по редко применяемой на практике статье — «Неправомерный доступ к компьютерной информации» (ч. 2 ст. 272 УК).

Апелляционная инстанция Мосгорсуда затем смягчила наказание — в итоге обвиняемые были приговорены к двум с половиной годам колонии-поселения. Причем господина Врублевского, отсидевшего год в СИЗО «Лефортово», взяли под стражу в зале суда, а братьям Артимовичам было разрешено добираться до колонии самостоятельно.

При этом Игорь Артимович, в отличии от своих подельников, признал вину, дал показания, но во время судебного процесса отказался от них.

Дело о хакерской атаке на крупнейшего российского авиаперевозчика вела ФСБ, а руководил громким расследованием глава 2-го управления Центра информационной безопасности (ЦИБ) полковник Сергей Михайлов, для которого оно стало самым ярким в его карьере. Недавно, как сообщал “Ъ”, военный суд приговорил офицера к 22 годам за передачу ЦРУ оперативных материалов именно этого расследования. За переданные сведения чекист рассчитывал получить от американцев $10 млн.

Брат программиста, Дмитрий Артимович, который сидел вместе с господином Врублевским в одной колонии в Рязанской области, в разговоре с “Ъ”, отметил, что знает, что его родственник находится в розыске. «Я с братом отношения давно не поддерживаю, поэтому мне эта история неинтересна — все прошло».

Однако основной фигурант хакерского дела — Павел Врублевский считает по-другому. Бизнесмен, которого в США называют киберпреступником номер один, считает, что «без посторонней помощи» программист не мог «скрываться в течение пяти лет». По мнению бизнесмена, основную роль в этой истории играл полковник Михайлов, обладающий «тогда огромным влиянием и возможностями, который, видимо, и посоветовал Игорю не ехать колонию, пообещав решить этот вопрос», считает господин Врублевский. А учитывая «высокий уровень профессиональных навыков», господину Артимовичу «взамен, видимо, предложили выполнять специфические задания ЦИБа, держа на крючке розыска», полагает бизнесмен. «Но, надеюсь, Игорь хотя бы не ломал сайт Демократической партии, как шутил затем в своем твиттере»,— иронизируют владелец Chronopay.

Узнав о розыске своего подельника, господин Врублевский обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой провести проверку

обстоятельств этого инцидента.

Когда Павла Врублевского конвоиры завели в клетку для подсудимых, журналисты поинтересовались, признает ли он свою вину.

— Моя позиция заключается в том, что я не причастен к преступлению,— заявил подсудимый, оставив все остальные вопросы без ответов или без комментариев.

Из приговора, вынесенного судьей Натальей Луниной, следовало, что Павел Врублевский решил сорвать работу конкурентов из «Ассиста», после того как те начали распространять информацию о том, что «ХроноПэй» «не справляется с продажей авиабилетов», да к тому же «размещает в сети порнографию». Оскорбленный Павел Врублевский вызвал своего зама по информационной безопасности Максима Пермякова, потребовав организовать DDoS-атаки на сайт компании «Аэрофлот», где продажа билетов обслуживалась платежной системой ООО «Ассист». Максим Пермяков, в свою очередь, вышел на программистов братьев Игоря и Дмитрия Артимовичей, которые за $22 тыс. согласились исполнить заказ.

С помощью вредоносных программ братья Артимовичи с 15 по 24 июля 2010 года произвели хакерскую атаку на информационные ресурсы ООО «Ассист». В результате одномоментного обращения с запросом на обслуживание от нескольких тысяч компьютеров была парализована система оплаты и приобретения электронных билетов на сайте ОАО «Аэрофлот». По оценке самих потерпевших, ООО «Ассист» был причинен ущерб на 15 млн руб., а ОАО «Аэрофлот» — на 150 млн руб. В результате руководство «Ассиста» обратилось в ФСБ РФ, сотрудники которого вышли на след братьев Артимовичей.

Первым в июне 2011 года в Санкт-Петербурге был задержан Игорь Артимович. Он повинился во всем, сдав сообщников. В результате его брат Дмитрий, гендиректор ЗАО «ХроноПэй» Павел Врублевский и его заместитель Максим Пермяков были задержаны и обвинены по ст. 272 УК РФ (неправомерный доступ к компьютерной информации), а также по ст. 273 УК РФ (создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ). Однако последнее обвинение по ходатайству защиты было в конечном итоге снято в связи с истечением срока давности.

Судья, признав подсудимых Врублевского и Артимовичей виновными, приговорила их к 2,5 годам заключения в колонии общего режима. Максим Пермяков получил условный срок. Судья посчитала, что, будучи подчиненным, он действовал по принуждению работодателя. Защитники осужденных остались недовольны приговором. «Даже если предположить, что подзащитные причастны к хакерским атакам, это не означает, что они получали доступ к чьей-то информации,— сказала адвокат господина Врублевского Людмила Айвар.— Поэтому признание их виновными по ст. 272 УК РФ противозаконно».

Ей вторил адвокат Игоря Артимовича Павел Зайцев. Он утверждал, что в суде «было установлено, что вирус, с помощью которого была осуществлена DDoS-атака на сайт «Аэрофлота», был написан лишь спустя два месяца после этих событий». В ближайшее время защитники подадут апелляционные жалобы на приговор в Мосгорсуд.

На два года больше максимального срока, предусмотренного ст. 275 УК (госизмена), назначил 26 февраля Московский окружной военный суд полковнику ФСБ Сергею Михайлову. Если бывший чекист проведет в колонии строгого режима 22 года, то его гражданский подельник из «Лаборатории Касперского» Руслан Стоянов должен отсидеть 14 лет. Защита осужденных, обжалуя приговор, собирается дойти до ЕСПЧ.

Перед тем как судья вынес приговор, Сергей Михайлов и Руслан Стоянов выступили с последним словом. Поскольку весь процесс по шпионскому делу проходил в закрытом режиме, их выступления услышали только участники разбирательства. По данным “Ъ”, оба фигуранта еще раз заявили о непризнании своей вины, отметив, что они не работали на ФБР и не получали от него вознаграждение.

Приговор оглашался уже в открытом режиме.

Находившиеся в стеклянном аквариуме подсудимые, которых помимо приставов охраняли четверо оперативников ФСБ с закрытыми платками лицами, успели поприветствовать своих родственников.

Спустя пару минут в зал зашел председательствующий Владимир Маурин и начал зачитывать приговор. Как выяснилось из него, один из руководителей Центра информационной безопасности ФСБ Сергей Михайлов был признан виновным в двух эпизодах госизмены (в форме выдачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну), подробности которых судья не раскрыл. По информации “Ъ”, в обоих случаях речь идет о передаче американским спецслужбам оперативных данных, связанных с расследованием уголовного дела основателя и гендиректора процессинговой компании Chronopay Павла Врублевского, которого в США считают киберпреступником. Эти данные полковник Михайлов и его подчиненный получили, участвуя в оперативной разработке господина Врублевского, который обвинялся в организации DDoS-атаки на платежную систему Assist в июле 2010 года, из-за которой граждане несколько дней не могли приобрести электронные билеты «Аэрофлота».

Судья отметил, что за первый эпизод чекист приговорен к 18 годам колонии, а за второй — к 16. Путем частичного сложения господину Михайлову назначили 22 года строгого режима и штраф в 400 тыс. руб. Отметим, что соответствующая ст. 275 УК предусматривает максимальное наказание в 20 лет, а превышение предельного срока образовалось за счет двух эпизодов измены. Кроме того, судья лишил господина Михайлова воинского звания полковник и трех госнаград — ордена «За военные заслуги» и медалей ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, которые осужденному как военнослужащему были вручены с мечами. Руслан Стоянов, проходивший по одному эпизоду, получил 14-летний срок и был лишен звания майора милиции в отставке. Помимо этого с него будут взысканы судебные издержки в 2,4 тыс. руб. и штраф в 150 тыс. руб., который, согласно приговору, должен поступить, как и от господина Михайлова, на счет ФСБ.

Вам понятен приговор?» — обратился судья к осужденным. «Да, ваша честь»,— поразительно бодрыми голосами и хором ответили оба.

«Порядок обжалования понятен?» — уточнил судья. «Да, ваша честь»,— ответили осужденные, для которых, по уточненным данным, гособвинение в прениях сторон запрашивало 23 года и 20 лет заключения.

Адвокат Инга Лебедева, представляющая интересы Руслана Стоянова, отметила, что, обжалуя приговор, пойдет «во все инстанции», включая Евросуд. «Ребята, расследуя деятельность хакеров, наступили кому-то на хвост»,— отметила она. После чего добавила, что считает господина Врублевского заказчиком этого дела, который таким образом отомстил осужденным за собственное уголовное преследование. Также госпожа Лебедева отметила, что в деле нет упоминаний о конкретной сумме, которую требовали фигуранты. По словам адвоката, еще два обвиняемых, сотрудник ФСБ Дмитрий Докучаев и бизнесмен Георгий Фомченков, полностью признав свою вину, заключили досудебное соглашение о сотрудничестве с Главной военной прокуратурой и сейчас знакомятся с материалами дела, которое вскоре поступит в МОВС.

Что сообщалось о расследовании дела офицеров центра информационной безопасности ФСБ

Павел Врублевский в разговоре с “Ъ” посчитал слова адвоката господина Стоянова «эмоциональным всплеском, и не более того». При этом господин Врублевский отметил, что для ее клиента «лучшим наказанием было бы принудительное лечение», добавив, что нормальным его не считает. По версии господина Врублевского, у Руслана Стоянова могли возникнуть определенные проблемы в ходе борьбы с хакерами, которые «были лишь в его воображении». При этом приговор Сергею Михайлову бизнесмен посчитал полностью оправданным. «Сергей едва не уничтожил не только мою международную компанию, которая занимала 25% российского рынка интернет-платежей, но и всю эту отрасль»,— уверен господин Врублевский. По его словам, благодаря «сказкам Михайлова», которые он излагал в своих служебных записках, и появился миф о том, что «любой российский программист — это потенциальный злоумышленник». Вначале, отметил господин Врублевский, это помогало полковнику ФСБ сделать карьеру, а потом он решил на этом заработать, связавшись с американской спецслужбой.

По данным “Ъ”, оперативные разработки по делу господина Врублевского были записаны на компакт-диски, которые вывезли за границу и передали ФБР. По некоторым данным, за них господин Михайлов рассчитывал получить $10 млн.

источник